+7(499) 343 97 21
+7(926) 345 08 85
карта сайта
Архитектура и строительство
Обучение
Повышение квалификации
Декоративные изделия
Группа компании Артдеко.
Строительство
Проектирование
Новости и статьи
Государственные стандарты
Статьи
Новости

Камин Ливадия

История одного камина.  / Свидетель  исторических событий /.

Этот камин совсем юноша, по сравнению с каминами XVII-XVIII века   в Лувре и Эрмитаже.  Но к мраморной поверхности этого  камина прикасались руки  последнего  русского  царя Николая II.  У этого камина сидели  Уинстон Черчиль, Иосиф Сталин, Франклин Рузвельт. У  этого  камина решалась судьба первого президента СССР  Горбачева М.  Разумеется, отпечатков пальцев на мраморе не осталось, но остались письменные свидетельства и архивы, подтверждающие  удивительную историю этого камина. Речь идет  о мраморном камине  в парадной столовой Белого  зала в Ливадийском дворце.

Немного истории.

      В далеком прошлом на месте нынешней Ливадии среди густых лесов были большие поляны. Отсюда многие считают, и произошло название Ливадия, так как в переводе с греческого "ливадион" - "луг, лужайка".

 Мало кто знает, что  американцы в 1867г. стали первыми "организованными туристами", посетившими Ливадию, а их "гидом" по дворцу был сам император России Александр II.

Хронику этих знаменательных событий оставили нам два активных участника: с американской стороны — молодой Сэмюел Ленгхорн Клеменс, более известный миру под псевдонимом Марк Твен, а с русской — историк и исследователь Крыма, общественный деятель В. X. Кондараки.

….55 человек получили приглашение посетить дворцы царской семьи. "Каждому было ясно, что нам дают понять, сколь искренни дружеские чувства России к Америке, если даже частных лиц удостаивают такого любезного приема" (Твен М. Собр. соч., т. 1, М.,1959, с. 370).

М. Твен был восхищен Ливадией и Ореандой, отдавая должное изысканному вкусу как самих хозяев, так и создателей этих прекрасных дворцово-парковых ансамблей.

Надо отметить, что архитектура дворцов Ливадии того времени была совершенно отличной от всемирно известного теперь Большого белого дворца, построенного по проекту Н. П. Краснова в 1911 г. Взору туристов предстали скорее не дворцы, а большие особняки, построенные из местного камня, с многочисленными балконами, лоджиями, богато украшенными деревянной резьбой. В Ялте, насчитывавшей тогда не более 1, 5 тыс. жителей, еще не было собственного городского управления. Оно осуществлялось из губернского центра — Симферополя.

Кондараки свидетельствует также, что Александр II "соблаговолил выйти к ним навстречу и поздравить с приездом. Этого мало! Монарх лично повел их по ближайшим аллеям, обращая внимание на наиболее интересные растения и предметы. Такое внимание монарха очаровало американцев, не смевших, разумеется, ожидать от царя такой чистосердечной расположенности к частным лицам.

Из книги  "Романовы и Крым"  Николай КАЛИНИН, Марина ЗЕМЛЯНИЧЕНКО

http://www.bookcrimea.com/zemlyanichenko.htm

В начале XX  века начинается третий  этап строительства в Ливадийском удельном имении. Дело в том, что дворец, построенный И. Монигетти, уничтожила сырость, вызванная высоким уровнем грунтовых вод. В начале 1904 года комиссия специалистов рекомендовала сделать капитальный ремонт старого дворца, но владельцы в конце 1909 года решили его разобрать. В январе – марте 1910 года старый Ливадийский дворец разобрали с условием, что новый будет построен к сентябрю 1911 года.

В течение 1909 года Краснов работал над проектом, а 23 апреля 1910 года состоялась закладка здания. Строился дворец быстро и с широким размахом, средств не жалели. Проведены были колоссальные работы. Две с половиной тысячи рабочих трудились 17 месяцев не только днем, но и ночью, при свете факелов. Стены возводили из белого инкерманского камня. Наружная поверхность стен дворца после окончания строительства была флюатирована, т. е. покрыта специальным химическим составом (кеслерским флюатом), предохранявшим камень от выветривания и загрязнения. Детали внутренней отделки изготовлялись в Москве и других городах по чертежам Краснова. В дворце есть 58 художественно отделанных комнат. Главный вход оформлен попарно стоящими колоннами из голубовато-белого мрамора и украшен тонкой художественной резьбой по камню, выполненной русскими и итальянскими мастерами. По обеим сторонам входа установлены большие вазы из уральской яшмы. Сам дворец построен из инкерманского камня и покрыт раствором, защищающим его от потемнения.

В торжественно-нарядном Белом зале – огромные окна, лепные украшения и детали из каррарского мрамора. Примыкающие к залу комнаты первого этажа искусно отделаны деревом.

    Талантливому архитектору удалось удачно вписать здание в окружающий ландшафт, расположить так, чтобы все его стороны были максимально открыты солнцу. Дворец по праву считается вершиной творения Н. П. Краснова, давшей ему вместе с разработкой проектов других дворцов и сооружений побережья, звание академика Санкт-Петербургской академии художеств.

Фото.   Как будто бы Краснов у камина. Но полной уверенности нет.

При выполнении работ Н. П. Краснов сам выбирает себе своих помощников, чертежников, конторщиков, десятников и весь остальной низший персонал служащих при работах; закупает и заготавливает по своему усмотрению весь необходимый строительный материал; устанавливает цены на рабочих, материалы и на самые работы и выбирает фирмы, артели и отдельных лиц для сдачи им подрядным способом отдельных работ по выстройке вышеуказанных зданий. На этот предмет Строитель Дворца Архитектор Н. П. Краснов получает особое письменное уполномочие, с правом заключения условий и договоров на разного рода подряды, поставки и работы.
Согласно составленным архитекторами общих смет затрат, Главное Управление Уделов выделило на строительство в Ливадийском имении 4, 2 млн. руб. серебром, из них 2, 6 млн. предназначались на возведение нового дворца.
Время, отведенное на возведение Большого дворца и всего комплекса новых зданий — 17 месяцев — уже само по себе поразительно. Но когда из архивных документов стала известна подлинная история их строительства и неожиданные осложнения, сопровождавшие его, к удивлению присоединилось чувство восхищения знаниями, находчивостью и ответственностью за порученное дело архитекторов, инженеров и рабочих, которые выдержали этот невероятный срок в столь сложных условиях.
"С 21 января 1910 года по 1 января 1911 года прошло 11 месяцев и 11 дней. Из них первые 1 месяц и 11 дней использованы на сломку и свозку старых строений, 2 месяца — на кладку фундамента, 1 месяц на кладку цокольной части и оставшиеся 5 месяцев — на доставку, обработку и укладку около 300000 штук камней в стены, устройство железобетонных потолков и полов, установку стропил и покрытие крышей Большого дворца".

В январе 1911 года дворец был уже подготовлен к внутренним отделочным работам, и тут наступил самый тяжелый период в строительстве: беспримерная по своей суровости зима 1910—1911 гг.. На Южном берегу Крыма, где обычна мягкая, теплая зима, в январе внезапно ударили морозы — днем минус 5 гр.С, ночью — до минус 13 гр.С День за днем шел обильный снег, и скоро вся стройка покрылась огромными сугробами.  Морозы ослабели только в марте, но и в апреле—мае стояла ненастная, неустойчивая погода. Отсыревшие стены зданий не позволяли приступить к отделочным работам.
Группа инженеров под руководством Н. П. Краснова и здесь находит выход из положения: устраивается мощное электрическое отопление для просушки дворца и свитского дома, камеры принудительной (как тогда говорили, "побудительной") вентиляции, организуются сверхурочные и ночные работы. Принятые решительные меры позволили подготовить дворец к сдаче и освящению практически к намеченному сроку — официально она состоялась 14 сентября 1911 года.
Вслед за дворцом одна за другой сдавались и остальные постройки, среди них — свитский дом и здание главной кухни(впоследствии, когда в 1914 году ко дворцу пристроили одноэтажное здание буфетной, его соединили с кухней просторным подземным тоннелем, часть которого сохранилась до сих пор). Новая кухня имела 90 помещений, оборудованных самыми современными механическими аппаратами и специальными холодильниками для хранения продуктов, винный погреб и льдодельню, приводимую в действие электрическими машинами.

Парадная столовая
Белый зал проектировался как парадная столовая. Это самое большое помещение дворца, один из лучших интерьеров по своей художественной отделке. Здесь, как во многих постройках модерна, планировка, оснащение новейшими достижениями техники, декоративное оформление - все подчинено главной задаче: основополагающему эстетическому принципу модерна - созданию особой эстетической среды, особого мира, "возвышенного, далекого от обыденности, пребывание в котором превращается в праздник".
Точно найденные соотношения высоты, ширины и длины большого помещения (площадь столовой 218 м2, высота 7,5 м), вертикальные и горизонтальные членения стен, ритм глубоких кессон потолка и других архитектурных деталей, соразмерность архитектурных частей росту человека - все это создает ощущение гармонии, так свойственной лучшим образцам классической архитектуры. Для того чтобы не нарушить эту гармонию, и зрительно не уменьшать объем зала, архитектор отказывается от больших висячих люстр и бра, и вечернее освещение - 280 электрических лампочек - искусно скрывает за выступающими карнизами стен по периметру зала. Свет, отражаясь на светлом потолке, мягко освещает все помещение.
С большим мастерством лучшими лепщиками-скульпторами известной московской фирмы братьев Аксерио (так же, как и в вестибюле) выполнены рельефные украшения стен и потолка столовой: сложный кессонированный потолок, рельефный карниз, широкий орнаментальный пояс, завершающий стены, в который включены рельефные изображения гербов наиболее крупных губерний России. Огромные четыре колонны, высеченные из Цельного белого статуарного каррарского мрамора с капителями коринфского ордера, и оригинальный по форме камин в итальянском стиле,  известного скульптора К. Ф. Катто., украшенный изящной резьбой и гербом владельцев дворца, явились теми элементами оформления, которые придали интерьеру парадность и торжественность (колонны изготовлялись в Италии, камин - в мастерской Э. Менционе в Ростове-на-Дону).

Подрядчиком, с которым заключались договоры на выполнение больших работ по мрамору, был Эдуард Рафаилович Менционе. Его "скульптурно-мраморная и иконная мастерская" находилась в Ростове-на-Дону. Как указывалось в рекламе, он выполняет "специальное устройство мраморных иконостасов, часовен, памятников, статуй, а также лестниц".
22 марта 1910 года с ним был заключен договор на изготовление в Италии двух колонн из каррарского мрамора высотою 6 аршин 8 вершков с полированным стволом. Нижний плинт должен был выполняться из цветного мрамора № 65 (по 2 500 руб.). Кроме этого, заказывался камин из цветного мрамора № 65 высотою 5 аршин, шириною в 3 аршины 10 вершков (2400 руб.) с облицовкой его также цветным мрамором. Вскоре - 10 июля 1910 года - Краснов заказывает Менциони еще две такие же колонны, причем было оговорено, что "мрамор первого сорта должен быть одобрен Красновым". Этим же договором заказывался Менциони еще один камин из каррарского мрамора (2800 руб.). Срок по этим двум договорам устанавливался 1 января 1911 года, неустойка - 15 руб.
23 декабря 1910 года Менциони пишет Краснову: "...сообщаю, что четыре колонны вышлю к концу января или в начале февраля 1911 года. Что же касается четырех мраморных капителей /к ним/, то таковые к работам еще не приступали за неполучением до сегодняшнего дня гипсовой модели...
К 1 января 1911 года, согласно договору и Вашему желанию, колонны доставить не могу, так как остальные две колонны были заказаны гораздо позднее двух первых и только благодаря принятым мерам и излишним затратам удалось получить и оставшиеся две колонны в столь короткий срок, принимая во внимание величину колонн и сорт мрамора. Будь из обыкновенного бы с прожилками мрамора, я мог и могу доставить в течение одного месяца в гораздо большем количестве колонн таких же размеров..." Далее Манционе говорит, что для установки колонн он пришлет своих мастеров.
В марте 1911 года из Италии через Одессу пришли эти колонны в 4-х ящиках и еще один ящик мрамора. С 6 по 13 марта в парадной столовой дворца устраивались подмостки для установки колонн. Работы производились круглосуточно, плотник, выполнявший эту работу в ночное время, получал дополнительную оплату. С 13 по 17 марта проходила установка колонн, а в апреле были установлены капители.


Небольшая задержка по уставленным срокам договора, произошла и с установкой камина в большой столовой. Модель для камина была отправлена Менционе в Ростов-на-Дону в июле 1910 года. В октябре 1910 года рисунок камина был изменен, и Менционе 28 октября сообщает Краснову, что он "получил взамен ранее выданного рисунок камина для большой столовой". В связи с изменением рисунка был изменен и срок выполнения этого заказа, он был отложен до 1 марта 1911 года. Однако и в этот срок Менционе не уложился. 17 мая 1911 года он направляет письмо Краснову с просьбой "отсрочить установку камина в столовой до 30 июля 1911 года". В июле камин был установлен и окончены работы по установке колонн. К этому же времени относится и еще одна просьба, поступившая от Менционе: "Просьба выдавать моему скульптору Эдуарду Лончи в счет моей работы еженедельно по 100 рублей для его личных расходов и уплаты мастерам под его наблюдением".
В документах за июль 1911 года мы находим сведения, что фриз для камина столовой был сделан мастерами от Менционе за 360 рублей. "Деньги получили Виоло Кало, Мариан Лоренцо и Василий Созин".
Мастера Менционе изготавливали и камин для бильярдной, рисунок для которого Краснов также изменял.
Таким образом, в эти дни на строительстве дворца  работало от 300 до 400 человек. В декабре 11 подвод было занято перевозкой людей к месту работы и развозкой их после работы.

Парадная столовая получила название Белого зала не только по цвету стен, но и по обилию света, льющегося через большие окна и стеклянные двери, выходящие во внутренний итальянский дворик. С этим двориком Белый зал связан и единством архитектурного решения. Мерный ритм пилястр столовой, мягкие полукруглые завершения окон и дверей соответствуют такому же характеру архитектурных форм итальянского дворика.
В восточной части столовой, примыкающей к вестибюлю, расположена скульптура немецкого мастера второй половины XIX века Брюгера "Пенелопа", которая была подарена в 1863 году гражданами Одессы императрице Марии Александровне на новоселье в Ливадии и перенесена архитектором из старого дворца. Она стала неотъемлемой частью оформления Белого зала.

Золоченые решетки для каминов заказывались и на Московском чугунно-литейном и механическом заводе Ф. Сангалли.

И еще одно имя скульптора - Буцци - мы встречаем в архивах. Он называется скульптором, делающим "скульптурные Украшения внутренней отделки". Буцци работал во дворце от Фирмы известного придворного ювелира К. Фаберже. 4 сентября 1910 года Фаберже пишет Краснову: "Имею честь сообщить Вам, что отпуск моего скульптора г-на Буцци может быть продлен до 01.01.1911 г.". Таким образом, модели для лепки в столовой были выполнены опытными мастерами-скульпторами.
Когда были закончены штукатурные работы и выполнены модели, лепщики принялись за художественную лепку потолка и стен столовой и вестибюля. Помимо кессон и лепных деталей потолка и стен столовой и вестибюля, ими было подготовлено 8 капителей для колонн и 28 пилястр, два лепных стола в вестибюле. В архивных документах сохранились фамилии лепщиков фирмы Аксерио, работавших в Ливадии: Аханов Самсон, Гордиенко Константин, Григорович Федор, Добродеев Алексей, Ильин Степан, Кирюхины Алексей и Сергей, Перемышлев Борис, Седикин Гавриил, Щербатов Евстрат.
Дополнительным договором от 10 марта 1911 года фирме Аксерио поручалось сделать кессонированный глиной потолок в гостиной Ее Величества к 1 апреля 1911 г.
Так как главное парадное помещение дворца - столовая - было оформлено в стиле итальянского Ренессанса, то и мебель для него Краснов проектировал в том же стиле. По его рисункам мебель изготавливалась на фабрике Федора Федоровича Тарасова - петербургского столярно-мебельного и обойного фабриканта (так он именуется в документах тех лет). Его фабрика была поставщиком Двора Его Императорского величества и, как значится в рекламе, выполняла "художественно-стильную мебель и декоративное убранство внутренних помещений по последним моделям и проектам". (Фабрика находилась на Екатерининском канале, д. 92/1, контора - на Морской, д. 28 и магазин - на Морской, д. 15).

Высокой награды - ордена св. Станислава 3-й степени - были удостоены три  человека, один из них - подрядчик мраморных работ С. Уберти. Девятнадцать золотых и серебряных медалей для ношения на Аннинской, Станиславской и Владимирской лентах были вручены подрядчикам столярных, мраморных, плотницких и других работ. Среди них: А. Шиллинг - золотая медаль на Аннинской ленте, Н. Чернетенко - серебряная медаль на Владимирской ленте. Двум фабрикантам мебели - Ф. Тарасову и К. Зибрехту были высочайше пожалованы звания Поставщик Двора Его Императорского Величества и золотые жетоны. Более ста человек получили памятные подарки - золотые и серебряные часы и портсигары, золотые запонки и булавки, а также денежные вознаграждения. Фабрикант мебели Ф. Мельцер был награжден особым Высочайшим подарком - "перстнем с вензельным изображением имени Его Императорского Величества". Два мастера от его фирмы - Михеев и Морозов - получили в подарок золотые перстни.
Многочисленным рабочим в память о постройке дворца "Высочайше пожалованы наградные свидетельства с изображением императора Николая II и императрицы Александры Федоровны". Художественно оформленные свидетельства были изготовлены фирмой "Голике и Вильбер" в количестве 5 000 экземпляров, из которых 4 тысячи были исполнены с надписью "строитель Ливадийского дворца. Архитектор Высочайшего Двора" и подписывались Красновым и 1 тысяча с надписью "Управляющий Ливадско-Массандровским удельным управлением в звании Камергера Высочайшего Двора" и подписывались В. М. Качаловым.

Архитектор Н.П.Краснов дал очень краткую характеристику Большого Ливадийского дворца: "Проектирован и выполнен в стиле итальянского Ренессанса из штучного инкерманского камня, со всеми орнаментальными частями, высеченными из того же камня. Здание дворца имеет 116 отдельных помещений, один большой внутренний двор и три малых световых двора. Парадные официальные комнаты дворца отделаны и меблированы в том же стиле".

В рабочем кабинете императора - большой кожаный альбом "Сооружение нового Большого дворца в имении Его Императорского Величества "Ливадия" 1910-11 г.". Эти фотографии, выполненные в фотоателье И. Семенова в Ялте, - отчет о ходе строительных работ в Ливадии за каждый месяц с начала до окончания строительства.

20 сентября 1911 года императорская семья впервые увидела Ливадийский дворец. Их восхищению не было предела. Рай земной в благодатном крае благодаря таланту и стараниям тысяч людей, одухотворенных гением Н.П. Краснова, действительно предстал, как писал современник, «богатейшей жемчужиной в короне русского царя» [52]. А Крествоздвиженская церковь, претерпевшая гонения, разрушения и неоднократные реставрации, и сегодня, как в былые времена, поражает своей гармонией, уютом и изяществом, присущими только выдающимся творениям рук человеческих.

Но императорской семье в новом дворце пришлось отдыхать всего несколько раз. Под натиском революционных преобразований меняется социальный и экономический уклад Российского государства. В начале 1920-х годов в бывшем удельном имении происходят большие перемены. Здесь открывается первый крестьянский санаторий. В апреле 1925 года в Ливадийском дворце готовились к приему первых гостей- 150 крестьян- курортников. Еще 230 человек намечено было разместить в свитском корпусе. Уже в начале 1930-х годов на курорте Ливадии отдыхали и проходили единовременно лечение более 1,5 тысячи человек. В ливадийском санатории имени Сталина в то время размещалось 850 человек. В 1941 году здравницы в связи с оккупацией Крыма закрылись и эвакуировались. Только после освобождения Ялты, в апреле 1944 года, в Ливадии появились строители. Перед ними ставилась задача- подготовить дворец для проведения Ялтинской конференции глав правительств трех держав антигитлеровской коалиции: СССР, США и Великобритании. Конференция состоялась в феврале 1945 года. В дни работы Крымской конференции Ливадийский дворец был резиденцией делегации США.
Для резиденции главы американской делегации и приближенных к нему лиц в Ливадийском дворце было приготовлено 48 комнат. Американский контр-адмирал Олсен, осмотрев дворец, подготовленный для американской делегации, заявил, что "отведенные помещения обеспечивают размещение делегации".
Парадные залы Дворца - бывшая Царская  ожидательная  и Парадный кабинет были предоставлены главе американской делегации Ф. Рузвельту. Для отдыха участников конференции служили бывшая английская бильярдная и диванная.

Принятые на ней решения имели большое историческое значение. После Крымской конференции Ливадийский дворец становится на несколько лет государственной дачей. Только осенью 1953 года состоялось возрождение и второе открытие санатория “Ливадия“ на 400 человек. Последующие десятилетия прошли в энергичном развитии. Кардиологическая здравница пополнялась новыми корпусами, получала новое оборудование. В 1977 году построены великолепные лифтоподъемники, которые вот уже более двух десятков лет доставляют гостей здравницы и отдыхающих курорта на пляж к берегу моря. В середине 1970-х годов сооружено новое здание клуба- столовой на 800 мест со зрительным залом на 400 мест и просторное фойе для проведения вечеров отдыха. Здание построено неподалеку от свитского корпуса (№ 2) по проекту специалистов ялтинского филиала проектного института “Укркурортпоект“ (архитекторы: С.В. Пахомов, Ю.Г. Шевцов, инженер В.Ф.Налимов). В начале 1990-х годов вступил в строй действующих корпус № 10 на 100 мест ( архитектор Н.Г. Владыкина ). В бывшей электростанции Ливадии первые посетители уже услышали чарующие звуки органа, созданного великолепным мастером своего дела, музыкантом, талантливым человеком Владимиром Хромченко. Благодаря его стараниям и целеустремленной работе на курорте создан еще один уникальный очаг культуры - Центр органной музыки. Не забывали в профсоюзной здравнице и о парковой зоне- памятнике садово- парковой архитектуры начала XIX столетия. В 1975- 1985 годы в парке проведены большие работы по благоустройству. Работниками РСУ “Курортзеленстроя” под руководством инженера Б.Ф. Булахова от лечебного пляжа санатория по Солнечной (Царской) тропе проложен терренкур протяженностью более 8 километров.

 

 


 

Крымские балы. Картина  Владимира Первунинского.

 

  

Ялтинская конференция 1945 год. Руководители стран Большой Тройки.

Совещания проходили в Ливадийском дворце – бывшей летней резиденции русского царя. Делегации размещались : США – в Ливадийском дворце, СССР в Юсуповском дворце в Кореизе. Делегация Великобритании  в Воронцовском Дворце в Алупке.

Этот казалось бы незначительный факт (принцип размещения делегаций) также сыграл свою роль –а дело в том что Юсуповский дворец (где размещалась советская делегация) находится ближе к Ливадийскому дворцу, чем Воронцовский дворец в Алупке (британская делегация).  Таким образом Сталин прибывал в Ливадию на 2-3 мин. раньше Уинстонна Черчилля и имел возможность переговорить с Рузвельтом так сказать тет-а-тет, то есть без присутствия Черчилля. Именно в эти минуты было оговорено участие Советского Союза в войне против Японии на Дальнем востоке, которое непосредственно на конференции не обсуждалось, однако вошло в итоговый документ Ялтинской конференции.

На конференции в Ялте было в целом закреплено устройство Европы и европейские послевоенные границы и зоны влияния на почти полвека вперед.

Ялтинская (Крымская) конференция 1945 год

Несмотря на подготовительную встречу делегаций стран антигитлеровской коалиции на Мальте еще очень многое было неясно и решалось именно здесь, в Ялте, в Ливадийском дворце.

 

В Коммюнике конференции державы антигитлеровской коалиции заявили, что их "непреклонной целью является уничтожение германского милитаризма и нацизма и создание гарантий в том, что Германия никогда больше не будет в состоянии нарушить мир всего мира". Для поддержания мира и безопасности союзники решили создать международную организацию. Было принято решение о созыве 25 апреля 1945 года учредительной конференции Объединенных наций.

Участники Крымской конференции приняли "Декларацию об освобожденной Европе". Союзники провозгласили "согласование политики трех держав и совместные действия в разрешении политических и экономических проблем освобожденной Европы в соответствии с демократическими принципами", а У. Черчилль, покидая Крым, заявил: "С тех пор, как 12 дней назад мы приземлились в разоренном войной Крыму, в мире произошли большие события. Постоянная дружба и сотрудничество трех великих держав были провозглашены более точно и авторитетно, чем когда-либо раньше".

Решения, принятые в Ливадийском дворце за круглым столом переговоров, показали возможность плодотворного сотрудничества государств с различными общественными системами.

После конференции Ливадийский дворец становится на несколько лет государственной дачей. Только осенью 1953 года состоялось возрождение и второе открытие санатория «Ливадия» на 400 человек. Последующие десятилетия прошли в энергичном оазвмтш. ардмамзгтескзя здо~зв«ща лололкя-лась новыми корпусами, получала новое оборудование. В 1977 году были построены великолепные лифтоподъемники, которые вот уже более двух десятков лет доставляют гостей здравницы и отдыхающих курорта на пляж к берегу моря. В середи¬не 1970-х годов сооружено новое здание клуба-стол о во и на 800 мест со зрительным залом на 400 мест и просторное фойе для проведения вечеров отдыха. В начале 1990-х годов вступил в строй действующих корпус № 10.
Не забывали в профсоюзной здравнице и о парковой зоне — памятнике садово-парковой архитектуры начала XIX столетия. В 1975-1985 годы в парке были проведены большие ра¬боты по благоустройству.
С 2004 года в Ливадииском дворце проходят саммиты Ялтинской Международной Стратегии (УЕЗ). И по-прежнему немало политически значимых решений принимается именно у этого роскошного камина, который за свою относительно недолгую историю стал очевидцем императорских балов, тайных переговоров, романов первых лиц и важнейших исторических событий...
 

Николай Матвиенко. 2012 год.